Кого нельзя заключать под стражу

Домашний арест


36. может быть избран в качестве меры пресечения, если невозможно применение залога или иной, более мягкой, меры пресечения (часть 1 статьи 107 УПК РФ).

Порядок принятия решения об избрании данной меры пресечения аналогичен установленному статьей 108 УПК РФ порядку избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу (часть 3 статьи 107 УПК РФ). При этом условия, связанные с видом и размером наказания, которые установлены частью 1 статьи 108 УПК РФ для применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, на домашний арест не распространяются, поскольку они не предусмотрены статьей 107 УПК РФ.

37. В постановлении об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста необходимо указывать жилое помещение, в котором подозреваемому или обвиняемому надлежит находиться. Суд вправе определить лицу для нахождения только такое жилое помещение, в котором оно проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях (часть 1 статьи 107 УПК РФ). В связи с этим суду необходимо проверять основания проживания подозреваемого или обвиняемого в жилом помещении, нахождение в котором предполагается в случае избрания в отношении его меры пресечения в виде домашнего ареста.

Например, при проживании лица в жилом помещении по договору найма следует проверить наличие договора найма жилого помещения, соответствующего требованиям Гражданского кодекса Российской Федерации и Жилищного кодекса Российской Федерации, а также срок действия договора; в случае временной регистрации лица на территории Российской Федерации надлежит проверить соответствие места регистрации месту проживания лица, а также срок действия регистрации.

38. Под жилым помещением для целей статьи 107 УПК РФ понимается любое жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для проживания (например, дача), если оно отвечает требованиям, предъявляемым к жилым помещениям.
38. Под жилым помещением для целей статьи 107 УПК РФ понимается любое жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для проживания (например, дача), если оно отвечает требованиям, предъявляемым к жилым помещениям. Рекомендовать судам при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста привлекать к участию в судебном заседании собственника жилья, если он проживает в том помещении, в котором предполагается нахождение подозреваемого или обвиняемого во время домашнего ареста, и получить на это его согласие, а также привлекать к рассмотрению данного вопроса представителя лечебного учреждения, в котором проходит курс лечения подозреваемый или обвиняемый, и получить его согласие на нахождение подозреваемого или обвиняемого в период домашнего ареста в лечебном учреждении.

При этом суду следует проверить наличие полномочия у представителя лечебного учреждения на дачу такого согласия. В случае несогласия собственника жилья или представителя лечебного учреждения мера пресечения в виде домашнего ареста по этим адресам не может быть избрана судом.

Если жилое помещение, в котором предполагается нахождение подозреваемого или обвиняемого во время домашнего ареста, располагается за пределами муниципального образования, на территории которого осуществляется предварительное расследование, домашний арест может быть избран в качестве меры пресечения при условии, что данное обстоятельство не препятствует осуществлению производства по уголовному делу в разумные сроки, в частности не препятствует обеспечению доставления лица в орган дознания или орган предварительного следствия, а также в суд. Если судебное решение об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста затрагивает права и законные интересы других лиц, проживающих в том же жилом помещении, они вправе обжаловать его в установленном законом порядке.

39. Принимая решение о домашнем аресте, суд вправе в зависимости от тяжести предъявленного обвинения и фактических обстоятельств дела подвергнуть подозреваемого или обвиняемого всем ограничениям и (или) запретам, перечисленным в части 7 статьи 107 УПК РФ, либо некоторым из них (часть 8 статьи 107 УПК РФ). При этом суду необходимо учитывать данные о личности подозреваемого или обвиняемого.

Особое внимание надлежит обращать на лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, не достигших 18 лет, — на их возраст, условия жизни и воспитания, особенности личности, влияние на них старших по возрасту лиц, в том числе их законных представителей.

Суд не вправе подвергать подозреваемого или обвиняемого запретам и (или) ограничениям, не предусмотренным частью 7 статьи 107 УПК РФ. 40. В решении об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста суд должен указать вид и пределы налагаемых на лицо ограничений и (или) запретов.

При ограничении выхода за пределы жилого помещения, где подозреваемый или обвиняемый проживает, суду следует перечислить случаи, в которых лицу разрешено покидать пределы жилого помещения (например, для прогулки, для посещения учебного заведения), и указать время, в течение которого лицу разрешается находиться вне места исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста (например, для посещения школы во время учебных занятий, для прогулки в определенное время), и (или) случаи, в которых лицу запрещено покидать пределы жилого помещения (например, в ночное или иное время, при проведении массовых мероприятий или некоторых из них). Запрещая подозреваемому или обвиняемому общение с определенными лицами или ограничивая его в общении, суд должен указать данные, позволяющие идентифицировать этих лиц.

При запрете на пользование средствами связи или ограничении в их использовании суду следует разъяснить подозреваемому, обвиняемому его право на использование телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб при возникновении чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, следователем и необходимость информировать контролирующий орган о каждом таком звонке (часть 8 статьи 107 УПК РФ).

Для установления запрета на отправку и получение почтово-телеграфных отправлений либо на использование средств связи или ограничения в этом при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста не требуется вынесения дополнительного судебного решения по указанным вопросам в порядке, установленном статьей 165 УПК РФ.

При ограничении подозреваемого или обвиняемого в использовании информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» суду следует указать случаи, в которых лицу разрешено использование этой сети (например, для обмена информацией между лицом и учебным заведением — если подозреваемый или обвиняемый является учащимся этого заведения).

41. Исходя из положений части 2 статьи 107 УПК РФ течение срока домашнего ареста начинается в день вынесения судебного решения об избрании этой меры пресечения. В постановлении об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста или о продлении срока ее действия необходимо указывать продолжительность срока и дату его окончания.
В постановлении об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста или о продлении срока ее действия необходимо указывать продолжительность срока и дату его окончания.

Для правильного определения времени окончания срока домашнего ареста следует учитывать положения части 2[1] статьи 107 УПК РФ, в соответствии с которыми в срок домашнего ареста засчитывается время содержания лица под стражей. Если в разное время к подозреваемому или обвиняемому применялись и домашний арест, и заключение под стражу, совокупный срок указанных мер пресечения независимо от того, в какой последовательности они применялись, не должен превышать предельный срок, установленный статьей 109 УПК РФ для содержания под стражей.

42. Постановление судьи об избрании домашнего ареста направляется лицу, возбудившему ходатайство о мере пресечения, прокурору, контролирующему органу по месту отбывания домашнего ареста (уголовно-исполнительной инспекции), подозреваемому, обвиняемому и подлежит немедленному исполнению (часть 6 статьи 107 УПК РФ).

Возможность изменения меры пресечения

Меру пресечения в виде заключения под стражу можно обжаловать в судебном порядке.

Для этого сам обвиняемый или его адвокат подает кассационную жалобу в суд высшей инстанции. Прошение должно быть хорошо аргументировано, поэтому в бумаге обязательно указывается:

  1. состояние здоровья;
  2. наличие несовершеннолетних детей, родственников на иждивении;
  3. семейное положение;
  4. доказательства сотрудничества со следствием и нежелания препятствовать установлению истины.
  5. возраст;

Жалоба рассматривается судьей быстро, в течение трех дней с момента регистрации в канцелярии.

Правильно оформленный документ и наличие веских аргументов – главные условия избрания более мягкой меры.В особых случаях заключенный может быть освобожден от назначенной меры по медицинским показаниям. Речь идет о заболеваниях, требующих стационарного лечения или постельного режима.

К таковым относится туберкулез, ВИЧ, онкология, тяжелая форма сахарного диабета, паралич, сердечная недостаточность. Полный список можно посмотреть в тексте Постановления Правительства РФ от 14.01.2011 г. №3.

Кому решетка не грозит

Госдума готовит ко второму чтению законопроект, детально прописывающий условия, при которых уголовное дело становится «экономическим», а значит, сажать обвиняемого за решетку запрещено.

Инициативу рассмотрел и рекомендовал к принятию Комитет по госстроительству и законодательству. Фото: istockphoto.com Закон уже достаточно давно запретил держать в СИЗО обвиняемых в экономических преступлениях. Однако на практике бизнесмены по-прежнему нередко оказываются в следственных изоляторах.
Однако на практике бизнесмены по-прежнему нередко оказываются в следственных изоляторах. Причина в споре по вопросу: что именно считать экономическим преступлением?Естественно, что защитные меры не действуют при обычной уголовщине, скажем, убийстве, изнасиловании, ограблении.

Не имеет значения, кто разогнался на дорогом автомобиле до безумной скорости и сбил насмерть пешехода или даже несколько человек. Виноват — должен отвечать, кем бы ни был по профессии.В таких делах ни у кого не возникает вопросов, если по делу проходит предприниматель. Но в ряде статей Уголовного кодекса грань между экономическим преступлением и обычной уголовщиной оказывается достаточно тонкой.

Например, нередко выяснение правовых отношений по данному пункту начинается в делах о мошенничестве.Бывают однозначно уголовные аферы.

Например, когда какие-то негодяи звонят пенсионерам и обманом вымогают у них деньги. Способов масса, и это никак не экономическое преступление.Однако нередко правоохранители пытаются приравнять к обычной афере какие-то действия предпринимателей, в результате которых их партнеры оказались без денег.

Действительно, порой трудно разобраться, был ли сознательный обман или прокол бизнеса. Правозащитники утверждают, что нередко под арестом оказываются предприниматели, обвинения которых носят чисто экономический характер.Арест не может быть применен к индивидуальному предпринимателю, обвиняемому в экономическом преступленииПоэтому рассматриваемый Госдумой законопроект предлагает уточнить, на кого конкретно распространяется действующий запрет заключения под стражу при расследовании преступлений в сфере предпринимательства.В частности, указывается, что помещение под стражу по подозрению или обвинению в совершении преступления в экономической сфере не может быть применено к индивидуальному предпринимателю или члену органа управления коммерческой организации при осуществлении ими своей деятельности. Проще говоря, если директор некоей фирмы исполнял свои обязанности, а правоохранители усматривают в его действиях мошенничество, это экономическая статья.

Значит, арест запрещен, а к человеку могут применить гуманные меры пресечения, например, домашний арест или залог.Такой подход распространяется на все статьи УК, наказывающие за мошенничество. Напомним, таких статей несколько, они конкретизируют составы преступлений.

Есть статья, предусматривающая ответственность за мошенничество в сфере кредитования, есть статьи, наказывающие за мошенничество в сфере страхования, компьютерной информации и т.п.Кроме того, правило «арест запрещен» действует и на предпринимателей, проходящих по статьям УК, карающим за присвоение или растрату; причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием; злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации.Глава Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников отметил, что нормы законопроекта направлены на повышение уровня обеспечения прав на свободу и личную неприкосновенность лиц, в отношении которых осуществляется уголовное преследование, в том числе по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности.

Предложенные изменения будут способствовать повышению качества предварительного расследования, эффективности его организации и соблюдению разумных сроков досудебного производства по уголовным делам. Власть Право Уголовное право Законодательная власть Госдума Законопроекты и комментарии

Арестный том

Вчера пленум Верховного суда рассмотрел важный вопрос: кому арест не писан.

Самые квалифицированные судьи страны подготовили рекомендации, как применять новую правовую норму — запрет на заключение под стражу подозреваемых в экономических преступлениях. Нынешней весной по инициативе главы государства были приняты законы, запрещающие арестовывать предпринимателей до суда, а также подробно расписывавшие процедуру залога.

Нынешней весной по инициативе главы государства были приняты законы, запрещающие арестовывать предпринимателей до суда, а также подробно расписывавшие процедуру залога. Главная цель новых норм в том, чтобы прекратить давление на бизнес.

И по большому счету — улучшить экономическую ситуацию в стране. Не секрет, что некоторые нечистоплотные правоохранители порой возбуждают уголовные дела из личной корысти.

Чтобы, скажем, обобрать бизнесмена до нитки. Или по заказу его конкурентов, желающих устранить более удачливого коллегу. Это тоже стоит денег, и немалых.

А в итоге страдают не только предприниматели и их семьи, но и простые граждане, потому что от такой «борьбы с экономической преступностью» закрываются рабочие места, повышаются цены, сокращаются качественные товары и услуги. Кому от этого легче? Однако после вступления в силу президентских поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы возникла проблема: далеко не все судьи и правоохранители понимают, кого же считать предпринимателем.

От правозащитников поступает много жалоб, что люди в мантиях на местах не прониклись гуманными инициативами. С другой стороны, правоохранители уверяют, что выпускать стали не тех. Например, в Астрахани разгорелся громкий скандал после того, как судья Кировского районного суда Астрахани Тамара Еремина выпустила на волю под залог в два миллиона рублей предпринимателя Руслана Захарьяева.

Его обвиняют в совершении мошенничества в особо крупном размере, и на первый судейский взгляд он подпадал под президентские поправки.

Однако местное управление СКП посчитало иначе и начало доследственную проверку по этому факту.

Доводы следователей были такие: гражданину вменяются в вину манипуляции с муниципальным жильем.

Людей переселяли в плохо отремонтированное общежитие, и оно рухнуло, в результате погибли пять человек, в том числе маленький ребенок. Захарьяев был одним из соучредителей фирмы, проводившей реконструкцию жилья.

Но, по мнению следствия, такие махинации с муниципальным жильем нельзя считать предпринимательством. По словам представителей следственного управления СКП РФ по Астраханской области, в ходе проверки судья признала ошибку, мол, она просто неверно применила нормы права. В итоге решение о залоге отменили, но судью не наказали.

В любом случае «астраханский прецедент» вызвал бурную дискуссию на тему, работают или нет президентские поправки. Этот случай показал, что с воплощением в жизнь поправок возникает некая юридическая коллизия.

Речь идет о том, кого считать предпринимателем и какую деятельность называть таковой. А если преступления подсудимых совершены по перечисленным в поправках статьям, но не относятся к сфере предпринимательской деятельности, поправки, получается, не действуют? Правозащитники опасаются, что в таком случае могут появиться лазейки, позволяющие содержать бизнесменов под стражей.

Мол, скажет следователь, что дело не в бизнесе, и ему поверят.

Или человеку придется доплатить, чтобы его признали предпринимателем?

В любом случае, как показывает практика, изменения в законодательстве судами трактуются по-разному. Поэтому Верховный суд разработал общие для всех рекомендации.

Соответствующие дополнения будут внесены в постановление пленума Верховного суда от 29 октября 2009 года

«О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста»

.

Пленум Верховного суда внес важную правку в свое постановление об арестах. По сути, высшая инстанция объяснила, что считать предпринимательством, когда человека хотят арестовать. Как пояснил вчера корреспонденту «РГ» глава Верховного суда России Вячеслав Лебедев, если у предпринимателя легальный бизнес и предполагаемое преступление совершено, так сказать, по работе, то на него распространяются гуманные поправки.

Если же бизнесмен преступил закон, так сказать, в бытовом порядке, допустим, решил кому-то подложить куклу — бумагу вместо денег — то это не бизнес, а мошенничество в самом худшем смысле. По данным Верховного суда, за время действия нового закона следователи 37 раз просили арестовать граждан, имеющих то или иное отношение к предпринимательской деятельности. Суды удовлетворили 16 таких ходатайств, посчитав, что это обычные преступления, а не предпринимательские.

Но из них 5 арестов было отменено кассационной инстанцией.

Также следствие 44 раза просило продлить срок ареста бизнесменам. На это судьи 29 раз сказали «да», но затем 7 раз прозвучало «нет» арестам в кассации. Как сказал Вячеслав Лебедев, одна из проблем в том, что следователи в своих ходатайствах практически не упоминали новый закон. А ведь они должны доказать, что подозревают бизнесмена отнюдь не в предпринимательском преступлении.
А ведь они должны доказать, что подозревают бизнесмена отнюдь не в предпринимательском преступлении.

Прямая речь Вячеслав Лебедев, председатель Верховного суда: — Мы отправим постановление в «Российскую газету» для официальной публикации. Напомним, что 9 апреля вступил в действие закон, которым внесены изменения в часть 1 статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса. В нем были указаны особенности избрания меры пресечения в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в преступлениях в сфере предпринимательской деятельности.

Вся сложность возникла в том, что в данном законе нет четкого определения, что такое предпринимательская деятельность. Сразу после вступления закона в силу Верховный суд запросил республиканские и областные суды, чтобы они выслали в наш адрес материалы относительно ходатайств, которые связаны с применением нового закона.

В связи с этим Верховный суд подготовил поправки в постановление пленума от 29 октября 2009 года N22

«О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста»

. В них дано толкование предпринимательской деятельности, это разъяснение основано на действующем законодательстве, положениях Гражданского процессуального кодекса. Также мы не прекращаем работу по обобщению судебной практики по избранию мер пресечения, она будет проводиться до конца года, в том числе будет изучаться и применение закона от 9 апреля.

Есть закон, он вступил в действие, его надо исполнять. Если у кого-то возникают сомнения в конституционности этого закона, то есть соответствующие правила и процедура, по которым человек может донести свою точку зрения. У каждого судьи есть право обратиться в Конституционный суд, но таких запросов — по поводу конституционности или нет этого закона — не последовало.

Происшествия Преступления Власть Право

Сроки заключения под стражу

Первоначально избирается как мера пресечения при расследовании преступлений и не может превышать 2 месяца.

Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, судьей суда (военного суда) соответствующего уровня по ходатайству следователя, внесенному с согласия в соответствии с подследственностью Председателя Следственного комитета Российской Федерации либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти до 18 месяцев. Дальнейшее продление срока не допускается.

Обвиняемый, содержащийся под стражей, подлежит немедленному освобождению. Однако предусматривает, что по истечении предельного срока содержания под стражей в случаях, исчисляемого в 18 месяцев, и при необходимости производства предварительного расследования суд вправе продлить срок содержания лица под стражей, но не более чем на 6 месяцев.

Судебная практика по статье 108 УПК РФ:

  1. Кроме того, судебной коллегией не было принято также во внимание, что 1 ч. I ст. 108 УПК РФ устанавливает запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу при отсутствии обстоятельств, указанных в пп.1-4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ, в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, без каких-либо других условий.
  2. Ссылка на излишнюю квалификацию действий Барановой И.В. по ч. 4 ст. 33, ч. 5 ст. 291 УК РФ не влияет на законность принятого Судебной коллегией решения об избрании меры пресечения за совершение иного тяжкого преступления. В силу ч. 5 ст. 108 УПК РФ принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск.
  3. Согласно ч. 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления предусмотренного ст. 176 УК РФ, применяется при наличии основания предусмотренного пунктом 3 ч. 1 ст. 108 УПК РФ — нарушение им ранее избранной меры пресечения.

+Еще.

Сколько можно держать под стражей

Действующим законодательством предусмотрено, что держать обвиняемого под стражей при расследовании преступления можно не дольше двух месяцев по общему правилу. Но этот срок УПК позволяет продлевать.

  1. 12 месяцев под стражей. Чтобы продлить этот срок, обвиняемый должен проходить по категории особо тяжких преступлений (убийство, получение взятки в крупном и особо крупном размере, вымогательство, совершённое в особо крупном размере или совершённое организованной группой).
  2. 2 месяца под стражей. Чтобы продлить этот срок, следователь сообщает суду, что не успел завершить предварительное расследование.
  3. 18 месяцев под стражей – максимальный срок под стражей на стадии предварительного расследования.
  4. 6 месяцев под стражей. Чтобы продлить этот срок, необходимо наличие сразу двух условий. Во-первых, обвиняемому инкриминируют совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. Во-вторых, следователь должен указать конкретные обстоятельства, свидетельствующие об особой сложности уголовного дела.

Не позже чем за месяц до того, как истекают предельные полтора года в изоляторе, следователь обязан предоставить обвиняемому и его защите материалы дела для ознакомления.

Если сотрудники правоохранительных органов не успеют это сделать, то арестанта должны немедленно освободить.

Но на этом этапе начинаются новые хитрости силовиков. Во-первых, следствие может возобновить предварительное расследование по надуманным или заранее подготовленным основаниям, говорит бывший следователь СКР по особо важным делам, а теперь партнёр Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг группа Уголовное право 49 место По выручке × Алексей Новиков.

Таким образом, как минимум ещё три месяца пребывания обвиняемого в СИЗО фактически гарантировано. Ещё один вариант – затянуть саму процедуру ознакомления с делом. В законе нигде не указано, что следователь на этом этапе обязан предоставить все материалы дела сразу.

Иногда это невозможно из-за технических причин, замечает адвокат Князев и партнеры Федеральный рейтинг группа Уголовное право × Артем Чекотков:

«И уложившись один раз в установленный законом срок, следователь в дальнейшем может предъявлять обвиняемому тома дела порционно, по одному-два в неделю»

. Экс-следователь МВД, адвокат Адвокатское бюро «Торн» Региональный рейтинг группа Налоговое консультирование и споры группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право группа Банкротство × Фархад Тимошин подтверждает такой подход и объясняет его ещё и тем, что к началу ознакомления дело обычно не сшито и не пронумеровано: «Есть пару томов, которые дают читать по 50–100 страниц в день.

А за это время доделывается и дошивается всё остальное задними числами». Процесс затягивается, и следователь просит суд оставить обвиняемого под стражей, чтобы

«завершить ознакомление обвиняемых и их защитников в связи со значительным объёмом материалов уголовного дела»

.

В таких случаях суд обязан выяснить, из-за чего случилась подобная задержка и не произошла ли она из-за неэффективной работы следователя (Постановление Пленума Верховного суда № 41 от 19 декабря 2013 года ).

Но на практике суды фактически не проверяют обоснованность доводов силовиков, констатирует Людмила Щедрова из Феоктистов и партнеры Федеральный рейтинг группа Уголовное право × . Другая хитрость – вменить арестованному ещё один состав, но более тяжкий.

Тех, кто проходит по мошенническим статьям, следователи обвиняют в создании преступной группы (ст. 210 УК), приводит пример юрист. Благодаря такой «искусственной квалификации» срок содержания под стражей получается продлить с одного года до полутора лет.

Обсуждаемые сроки относятся только к стадии предварительного расследования.

Когда дело передали в суд или вернули прокурору для допследствия, срок содержания под стражей начинает исчисляться заново. Таким образом, суд может продлить арест обвиняемому при возвращении дела в надзорный орган, даже если тот просидел в изоляторе уже гораздо дольше 18 месяцев. Из-за подобного регулирования житель Московской области Сергей Махин провёл под арестом более пяти лет: его дело суд дважды возвращал в прокуратуру.

Обвиняемый обжаловал в нормы УПК, которые позволяют держать арестанта в СИЗО неограниченное количество времени.

Но КС , указав лишь на необходимость исправлять все ошибки следствия в разумные сроки. На практике следователь часто пытается поместить обвиняемого под стражу, чтобы оказать на него давление, если тот сам не признаёт свою вину, объясняет адвокат Забейда и партнеры Федеральный рейтинг группа Уголовное право × Николай Яшин.

Следователь в этом случае приводит формальные доводы, говорит эксперт:

«Например, что лицо не обременено семьёй или официально не трудоустроено, обвиняется в совершении тяжкого / особо тяжкого преступления, а потому может скрыться»

.

Но подобный подход выглядит устаревшим в век современных технологий, говорит Вячеслав Яблоков, управляющий партнёр Яблоков и партнеры Региональный рейтинг группа Уголовное право 14 место По количеству юристов 31 место По выручке × :

«Когда есть браслеты слежения, а сигнализация срабатывает моментально – стоит только обвиняемому отдалиться на 30–50 метров от того места, куда его поместили под домашний арест»

. Юрист соглашается с коллегой и тоже утверждает, что отправка в изолятор – это способ сделать человека сговорчивее и побудить его признать вину, этот способ облегчает работу правоохранителям. Я не знаю ни одного случая, когда помещённый под домашний арест человек скрылся.

Бывают редкие случаи, когда опоздал с прогулки на несколько минут, нарушил периметр прогулки (ушёл дальше установленных 2 км) или домой приехал кто-то из лиц, проходящих по делу. Но чтобы кто-то сбежал или угрожал свидетелям, находясь под домашним арестом, я таких случаев не знаю.Вячеслав Яблоков, управляющий партнёр «Яблоков и партнеры»

Перечень заболеваний, препятствующих заключению под стражу

В исключительных случаях подозреваемый может избежать заключения под стражу, от этой меры пресечения его могут избавить, если он болен.

Постановлением Правительства № 3 от 14.01.2011 утвержден Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей (актуально и для 2020 года):

  1. проблемы с почками и мочевыводящими путями с наличием осложнений;
  2. ВИЧ-инфекция при наличии стойких нарушений в работе организма;
  3. злокачественные опухоли неважно на какой они стадии и локализации;
  4. серьезные заболевания сердца, требующие длительного лечения в стационарных условиях;
  5. туберкулез органов дыхания и других систем при наличии осложнений;
  6. гипертония с осложнениями или с нарушениями в работе организма;
  7. болезни нижних дыхательных путей (гнойные и некротические состояния);
  8. болезни костно-мышечной системы;
  9. ампутация конечностей, возникшая после травмы или вследствие какого-то заболевания;
  10. паралич;
  11. тяжелые формы болезней щитовидной железы и других эндокринных желез;
  12. тяжелые заболевания органов пищеварительного тракта;
  13. заболевания нервной системы: поражение головного мозга, воспалительные болезни ЦНС, атрофические и дегенеративные заболевания нервной системы;
  14. тяжелая форма сахарного диабета;
  15. артериальная недостаточность;
  16. лучевая болезнь.
  17. слепота;

Избежать такой меры пресечения, как заключение под стражу, при наличии одного из вышеперечисленных заболеваний можно только в том случае, если подозреваемый требует стационарного лечения либо у него есть осложнения и стойкие нарушения работы организма.

Основания выбора данной меры пресечения

Избрание меры пресечения регулируется статьёй 97 УПК РФ, которая оглашает перечень ситуаций, которые требуют её применения, если задержанный может:

  1. иным путём воспрепятствует ведению следствия.
  2. продолжить преступную деятельность;
  3. уничтожить улики преступления;
  4. причинить вред свидетелю;
  5. скрыться от правосудия;

Она может быть избрана на основании ходатайства, которое вправе представить суду:

  1. дознаватель с разрешения прокурора.
  2. следователь с разрешения начальника следственного отдела;

В тексте ходатайства даются обоснования такой меры пресечения.

Ходатайство представляется суду вместе с документацией, подтверждающей обоснованность данного требования, для вынесения определения.

Изменение меры пресечения предусмотрено нормами статьи 110 УПК РФ.

В частности, здесь указано, что мера пресечения может смягчаться, если в строгой изоляции нет надобности.

А также может усиливаться, если установленной меры пресечения оказалось недостаточно.

Домашний арест может быть заменён на заключение под стражу в следующих случаях:

  1. если режим домашнего ареста не исполнялся в должной мере;
  2. если в деле были вскрыты новые обстоятельства, требующие усиления меры пресечения.

Например, при самовольном выходе из дома после назначения ареста. Или – когда фигурант из подозреваемого перешёл в разряд обвиняемого.

А также – если в результате следственных мероприятий, его участие в преступлении получило новые квалифицирующие признаки. Стандартный срок, обозначенный в пункте 1 статьи 109 УПК РФ и допустимый для проведения следственных действий, ограничивается двумя месяцами.

Если за это время следственные действия не завершились, а пребывание под стражей не может отмениться по объективным основаниям, оно продляется до 6 месяцев. В особо сложных случаях при расследовании тяжких и особо тяжких преступлений, срок допускает продления до 12 месяцев, редкие случаи предусматривают срок до 18 месяцев. Более длительное применение данной меры пресечения недопустимо.

Заключённому потребуется вынести обвинительный приговор, либо отменить процедуру заключения.

При этом обвинительный приговор должен быть вынесен и представлен к ознакомлению за 30 дней до окончания установленного срока заключения.

КАК ПОВЛИЯТЬ НА РЕШЕНИЕ СУДЬИ САМОСТОЯТЕЛЬНО

Многие арестанты серьезно готовятся к подобного рода судам — предоставляют документы о том, что имеют работу и постоянное место жительства, семью и престарелых родителей-инвалидов.

Тем самым пытаясь обосновать свою позицию: скрываться они не намерены и готовы являться к следователю по первому зову.

А также собирают различные положительные характеристики, подтверждая свою законопослушность и добропорядочность.

В одной из камер СИЗО сидел депутат. Явление нечастое. Сокамерник решил воспользоваться случаем и попросил ходатайствовать об изменении ему меры пресечения на подписку о невыезде.

“Как ты себе это представляешь?” — вопрошал депутат. “Ты напишешь ходатайство на своем депутатском бланке. Будет круто выглядеть, когда в суде я зачитаю бумагу от депутата!” — “Хорошо.

Мне нетрудно. Но учти, документ будет рукописный”. — “Пускай!” Ходатайство было оформлено.

В нем звучало много теплых слов об арестанте, о том, какой он хороший семьянин и что больше никогда не преступит закон. Сокамерник депутата бережно взял “документ”, стараясь не помять.

Он возлагал на него нешуточные надежды. Как же? Ведь просит сам депутат!

Но… не помогло. — Судья удивился, увидев эту бумагу, — рассказывал он вечером, вернувшись в камеру. — Потом стал расспрашивать, как она появилась и откуда мы знакомы.

Я рассказал. Он с трудом сдержал смех, сказав, что ходатайства от депутатов-сокамерников ему не встречались. Приобщил бумагу к делу и “закрыл” меня еще на два месяца. А один из профсоюзных лидеров, обвинявшийся в нешуточном коррупционном преступлении, решил в борьбе за свободу пойти другим путем.

Понимая тяжесть предъявленного обвинения и тщетность просьб о подписке или залоге, он ходатайствовал об изменении меры пресечения на связанную с лишением свободы — домашний арест с полной изоляцией от общества.

В соответствии со ст. 107 УПК РФ. Без прогулок, телефона и интернета.

С запрещением входить в квартиру всем, кроме близких родственников. Обосновал это тем, что, будучи ограниченным только своей квартирой, не сможет продолжать преступную деятельность, как того боится следствие.

Не сможет повлиять на свидетелей или скрыться — на нем будет браслет.

Не будет иметь возможности уничтожить доказательства по делу, так как обыск в квартире уже произведен. И вообще, все отличие от СИЗО лишь в более комфортном физическом существовании — еде, помывке, общении с семьей.

Он просил суд обосновать, чем заключение под стражу в данном случае лучше домашнего ареста. Судья слушала его речь внимательно.

В судейской голове явно копошилась какая-то мысль. Возможно, о том, как правильно отказать, в общем-то, в обоснованной просьбе. Судя по решению, мысль так и не пришла.

Ибо решение звучало буднично: “Оставаясь на свободе, обвиняемый может скрыться от органа предварительного следствия, уничтожить доказательства по делу или продолжать заниматься преступной деятельностью”.

— Ваша честь! — вскричал профлидер.

— Я же просил не о свободе, а о домашнем аресте с полной изоляцией!